boljВысший пилотаж — маскировать свою боль не от других, а от себя. Врать себе, а не другим. Что другие?

У них свое, у них своя жизнь. Никто не твой. И ребенок тоже не твой, он только 9 месяцев в тебе, до лет двух на ручках, лет до 18 рядом, а потом, если ребенку повезло, то он уйдет в свою жизнь, а не будет ею латать твою собственную, пожранную молью лжи и трусости до дыр.

Быть, а не казаться — это страшно. Бросать слова правды самому себе, как разбивать яйца над раскаленной сковородкой. Бить в боль, подобрав с пола розовые сопли надежд, что за тебя проживут, сделают, поймут, пожалеют, полюбят. Не врать самому себе от страха перед ответственностью, от привычки ублажать, от ужаса потерять. Ну его: платить целой жизнью, которая, откуда я знаю, когда оборвется, за иллюзию. На кой она сдалась, эта жизнь, если проводить ее прикованным к батарее собственной ограниченности? Ни на какой. Не стоит иллюзия и ложь ни секунды моего драгоценного времени, протекающего сквозь мое дыхание в эту самую секунду, кода я клацаю клавиши айпада.

Не наешься ватой — сколько не лопай,  из пустоты родится только пустота — хоть по завязку забей ее бабками, шмотками и бессмысленной болтовней.

Ксения Лифер

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс