сатанинская библияКак-то после первого курса института я на месяц вернулся домой к родителям в наше родное захолустье. В такую же ситуацию попал один мой лучший друг А (латинская А, так бащще).

Времена стояли особенные, магические. Древние боги болот, почуяв наше возвращение, призывно хрустели деревьями из леса. Нам с А было как-то странно встретится в том месте, в котором мы прожили всю жизнь, но в котором уже не жили. Накатила какая-то смесь ностальгии с ультрамариновым кетчупом. И мы решили сегодня пойти ночью в лес.

Погулять между минувшим и грядущим, тайные мужские разговоры поговорить, помолчать по душам, послушать небо, подышать уходящим летом. Тем более в ту ночь было последнее в это лето полнолуние.

Я предупредил родителей, что «мы с пацанами там это, пойдем там». Почему ночью? Ну так, молодо, зелено, романтика. Чего не понятного? Отец меня очень удивил, спросив, что мы будем делать ночью в лесу. Это он то! Охотник, все отпуска проводящий в лесу. Я уже даже пожалел, что сказал про лес. Просто не подумал, что может возникнуть непонимание. Я, говорит, нашел у тебя сатанинскую библию.

Тадамммм.

А я действительно взял у А недавно почитать сатанинскую библию. Библиографическое чудо в наших краях. Я даже не спрашивал у А, что ему пришлось заложить за обладание такой диковиной. Интернет то ещё не придумали тогда. Но собственными глазами прочесть это сразу же захотелось.
Так принято было. Всё, что напоминало книгу, сразу читать. Например, «семью Тибо» я прочитал потому, что она стояла на полке, и автора звали прикольно – Роже Мартин дю Гар. После этого ужаса, ничто мой закаленный внутренний мир осквернить уже не могло. Ну и надо же было просто узнать из первых рук, вокруг чего весь сыр-бор.

Эта сатанинская библия оказалась маленькой брошюркой ин кватро в черной глянцевой обложке с белой печатью Бафомета. Один потомственный клоун на неприлично белых страницах авторитетно заявлял, что человек человеку волк, так победим. Ну и черную мессу как правильно делать, чтобы вместо дьявола не призвать Карлсона. Но сам факт наличия такой литературы – будоражил. Дурабожил, жабударил.. время такое было. Я её прочитал, пока шёл её читать. И тщательно спрятал, пока не представится случай отдать.

Я заверил отца, что это всё фигня, смеха ради, никаких кошек жечь не будем, девственницам облатки никуда совать тоже. Где их найдешь? Девственниц.

Тогда отец сказал, что придет нас проведать. Короче, это палево обламывало нам всю поэзию. Может, конечно, и не придет.

И не пришел. А мы прекрасно побродили по родным дебрям. Луна за нами привязалась. Пива выпили немного. Костер пожгли. Комары нас не трогали, они своих не трогают. Гомосапиенсов мы особыми чарами отвадили. Просто зашли за край реальности и задернули за собой аккуратно кору, как было. Там, где рыбы прыгают из дупла в небо, нас никто бы и не нашел. Даже охотник.

Вышли мы с той стороны. Оказались на кладбище. Тихо так. Красота. Сели за столик. Я тихонько потрогал луну за Море Изобиилия. Обсудили жизнь, любовь, смерть, послесмертие и первопричину. Со всеми попрощались и пошли одухотворенные по домам. Ключ я естественно забыл взять. Поэтому в бане уснул на полке. В бане очень здорово спится, когда она в холостую стоит.

Но это только половина истории.

Пока остальные «ребятишки» сидели в подъездах и покрывали пол слюной или вырезали маты на стене, я с друзьями или один лазил по карьерам, котлованам, на стройках. А позже стал просто по лесу гулять с собакой. Песни сочинять, миры придумывать, топорик метать, природу созерцать. Что угодно делать можно. Несколько раз чуть не ушел в закат, но дома были котлеты. Котлеты победили.

Одним из мест силы была заброшенная свалка.
Правильная прямоугольная поляна, ориентированная по сторонам света. Она была по периметру огорожена небольшим земляным валом и рвом с водой. В середине каждой из сторон был оставлен проход. Всё заросло лопухами с крапивой, в общем здорово. На эту свалку, с тех пор как завалили строительным мусором проезд к свалке, никто не захаживал.

Только мы с пацанами. Пластинки кидать, аккумулятор разбить. Узнать, что как горит, ломается. В синопское сражение поиграть – плавающие в луже бутылки камнями разбивать. Однажды я обиделся на кузов старенького москвича, об который с первого удара сломал свой тут же кем-то заботливо оставленный лом. А скелет у меня гудел ещё неделю. Как только мясо не отвалилось!

Но позже, когда уже у Юли выросла грудь, я сюда приходил подумать о вечном. У южного выхода со свалки была интересный маленький пруд подковообразной формы. И на вдающемся в него полуострове росло красивое раскидистое дерево. Это место мне тоже нравилось. И однажды я там нашел книгу на немецком языке, написанную готическим шрифтом. Издание 1920 года. С клеймом монастырской библиотеки в Брегенце. Это на границе Австрии, Германии и Швейцарии.

И приволок эту книгу домой. С готическим шрифтом разобрался быстро. Но ни одного слова, кроме союзов и предлогов, я разобрать не смог. Хотя немецкий я учил лет с семи. Это меня взбесило. Забирайте свой немецкий – он не работает. Дер тиш, дер штуль, дер кюлшранк – никого в этой книге это не интересовало.

А когда я поступил в институт, то специально на неделю под залог читательского взял чудовищный словарь из четырех кусков. Поскольку рюкзак (Rücke –спина, Sack – мешок) я захватить не догадался, то пришлось тащить это в обнимку и делать вид, что это не я. Отдыхал пару раз на скамейке. Перевел одну страницу и бросил. Руки устали. Там было витиеватое описание природы в лесах альпийских предгорий. Какая-то мгла куда-то сползала, какой-то негой уж ель сияла, листвой подернута зачем-то, как мышья тишь камыш шуршишь. Вступление к биографическому роману.

Теперь эти половины историй нужно соединить. Лет десять назад мать убиралась в книгах, приспосабливая их количество под современную мебель. И спросила меня, нужна мне эта сатанинская библия или, может, в детский садик отдать? Я сначала не понял было, а когда понял –- закрылся в ванной и смеялся там один. Ни с кем не поделился.

Именно эту книгу, видимо, и нашел тогда отец. Было, как я понимаю, следующим образом.

Отец: Вова, я нашел у тебя сатанинскую библию

Е. фон Гендель-Мацетти (автор культурно-исторического, как он сам определил, романа) переворачивается в гробу: вот блин

Я думаю также как Е. но вслух говорю: Да это ерунда, глупости всякие там написаны. Просто интересно стало. А прочитал, понял, что фигня, как я и думал.

Е.фон Хандель-Мацетти наполняет кладбищенскую тишину негодованиями

Отец: вон люди из телевизора прочитали такую книгу и животных распинали.

Е.фон Хандель-Мацетти: амштихляйцтлихь плётцлихь кукундишен руссишен гипоталамюстлихе….

А тем временем так же, как и сотни лет назад, на Шварцвальде голубеют ели. Занавес.

Владимир Котовский

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс