речкаСпит-посапывает, уткнувшись мордой в лапы, зелёный медведь Уктус. Город обтекает его со всех сторон жилищно-коммунальными струями, оплетает грибницей дорог и трубопроводов, опрометчиво карабкается на его склоны многоэтажными гостиницами и жилыми домами, приободрившись примером старых изб и новых коттеджей.

Никому нет дела до того, что будет, когда зеленый медведь фыркнет во сне, потянется, перевернется и накроет лапой уши. Никому – ни Городу ни Уктусу, который не подозревает о существовании людей.

И только стесняющаяся своей незначительности Патрушиха спешит влиться в Исеть, бойко огибая пока суд да дело мощные бока Уктуса по очень кстати пришедшейся глубокой долине. Матерится и чертыхается на чем свет стоит сначала у первой плотины, потом у второй, но лезет в Исеть. Всем охота в океан.

А над Патрушихой по самому карнизу изгибается дугой улица Походная. Называется она так потому, что всем, кто идет в поход, нужно перейти эту улицу или отказаться от похода.

Если перейти, то всё – ты в походе. И тебя ждут приключения. Например, ты можешь встретить козу с Дунитового переулка. Древняя Уктуская интрузия возрастом более трехсот миллионов лет сложена ультраосновными магматическими породами – дунитами (др.-англ. dūn — возвышенность, холм), а коза жует тряпку и смотрит на тебя подозрительно – не дебил ли ты часом.

До изобретения персональных электронно-вычислительных планшетов дети с Походной садились на санки, и больше их никто не видел. Как в песне « Их полозья колеи не оставят». Это про разведчиков песня вообще-то. Там нацисты в сорок третьем в Альпах на Боденском озере дрессировали пингвинов-смертников. А комсомолка Лора Палмерова подсыпала им в корм пресервы «Дары моря. Дар восьмой – Пангасиус» ТУ 9274-440-37676459. И всё.

На северном склоне долины Патрушихи, с которого строгое, но справедливое солнышко весной сгоняет снег всенепременно самым первым, промеж мать-и-мачехи и медуницы толпятся люки овощных ямок, закрытых на амбарные замки. Спуститься к самым нижним можно двумя способами – осторожно или кубарем. Кому как больше нравится.

Карабкаешься, бывало, обратно в цивилизацию и понимаешь, что под ногами у тебя, может, и дуниты, а может, и серпентиниты, но сначала соленые огурцы. Или лечо с добавлением декоративных абрикосов, или варенье из черноплодной рябины. А может даже компот. Ну и лыжи старые, прикрученные проволокой к половинке табурета. Не выкидывать же.

А ныне шуруют по Походной крутобокие фуры, везут на стройки кирпичи и арматуру, а со строек мертвых таджиков. Пыхтят автобусы, кряхтят фрайтлайнеры и петербилты, урчат камазы.

Я стою и смотрю в окно. Всё на тот же автодром, на котором медленно ползают, копошатся личинки автолюбителей. И звоню на разные телефоны в Дальневосточном заводе «Звезда» что во Владивостоке, пытаясь застать некую Татьяну Викторовну. И чем дальше я звоню, тем больше мне кажется, что нет никакой Татьяны Викторовны

Владимир Котовский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс