детские игрыУ меня в детстве вся жизнь была пронумерована.
Сначала мне был год от рождения, потом два, затем три.
Понятен принцип?
Сначала я ходил в ясли. Они как-то назывались, «Светлячок» по-моему, но их все так и называли — Первые ясли. Кто бы мог подумать тогда, что ясли называются яслями потому, что младенца Христа после рождения положили в ясли — лоток для скотины, из которого она ест.

Мы там с Пончиком полезли в корзину за мячиками и одновременно упали в неё. Такая здоровая красная пластиковая с черными рукоятками.
Я тогда ещё подумал: «Ну всё!».
Но сильная воспитательница мгновенно одновременно вытащила нас обоих за одежду оттуда. И мой жизненный путь продолжился. А это испытание корзиной постепенно перестало быть самым страшным. С Пончиком мы дружили до последних классов школы, пока он не выбрал между неформалами и гопниками не ту сторону силы.
О том, что есть какие-то третьи, и что можно не слушать рок, но быть вменяемым человеком, стало понятно гораздо позднее. Хотя я предсказывал появление таких любей, и доказывал их существование. Но это уже совсем другая жизнь. Непронумерованная

Я помню, что нас садили на маленькие скамейки и стульчики в зале, где шведская стенка была закрыта шторами (?). Приходил грустный пожилой небритый мужчина с баяном и заунывно недоумевал, почему он веселый такой, хотя день рожденья только раз в году.
Ад.

Ещё я помню в этих яслях момент, когда я спрыгнул с третьего раза с высоты человеческого роста (50 см — дощатый зеленый кожух теплотрассы). Долго колебался, зато первее всех спрыгнул. И потом стоял уже спрыгнувший два раза, а остальные были ещё не спрыгнувшие. А я уже знал как прикольно отбивает всё. И даже чувство легкого омерзения от избыточного комфорта после одевания прошло.

Я тогда был как-бы немного в будущем относительно троих колеблющихся. Пронзительное весеннее небо, сладковатый сырой воздух. Я увидел на белокирпичной стене какого-то здания за деревьями выложенный красными кирпичами рисунок: кораблик-волна-чайка. Резко пахнуло будущим. Таким огромным.

В те времена, откуда я родом, до определенного момента даже какая-то соревновательность была. Мне уже пять лет, а тебе ещё четыре. Бе-бе-бе. А потом мне будет вообще шесть. А затем семь. хотя, конечно, эта уже из области фантастики. И абсолютно не имеет никакого смысла задумываться о столь далеком будущем.

Дальше всё очень призрачно. Начальные классы, потом классы, когда из одого кабинета в другой ходят свободно, потом старшие классы, где уже надо будет влюбляться и ходить грустным. Потом институт, армия и …и вот тогда действительно всё. Ни дна ни берегов. Нумеровать больше нечего.

Однажды в детстве я попытался вообразить себе, что нужно что-то сделать, что мне совсем не нравится, для того, чтобы в будущем это принесло пользу. У меня закружилась голова и появилось ощущение пустоты в солнечном сплетении. Больше я так не делал.

Владимир Котовский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс